Нарушение лицензионного соглашения ответственность

Важная информация на тему: "Нарушение лицензионного соглашения ответственность" понятным для непрофессионалов языком. Если нужно уточнить нюансы, то вы всегда можете обратиться к дежурному юристу.

Взыскание компенсации за нарушение исключительного права: позиция судов

По данным Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), опубликованным в Отчете о работе кассационной инстанции СИП за первое полугодие 2015 год 1 , с января по июнь текущего года Судом было рассмотрено 716 дел, подавляющее большинство которых (417 дел) связано с защитой интеллектуальных прав. Особое значение для правообладателей имеет защита исключительных авторских и смежных прав.

Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

  • пресечение незаконных действий (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • возмещение убытков (подп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • выплата компенсации вместо возмещения убытков (п. 3 ст. 1252 ГК РФ);
  • признание патента недействительным или частичный запрет на использование фирменного либо коммерческого обозначения (абз. 3 п. 6 ст. 1252 ГК РФ) и др.

Причем, если судить по упомянутому Отчету СИП, чаще других способов защиты правообладатели предпочитают именно компенсацию. Однако на практике в применении этого способа защиты стороны нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы. Рассмотрим, как разрешают некоторые спорные ситуации суды.

Двукратный размер стоимости экземпляров произведения и другие виды компенсации

За нарушение исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с применением других мер (признание права, пресечения незаконных действий и т. д.) могут требовать, чтобы нарушитель либо возместил причиненные убытки, либо выплатил компенсацию:

[2]

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб.;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование произведения при аналогичных обстоятельствах (ст. 1301 ГК РФ).

Когда можно требовать с нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права и что для этого необходимо, узнайте в
«Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Если правообладатель выбрал первый вариант, окончательный размер компенсации (в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб.) будет зависеть от усмотрения суда (п. 1 ст. 1301 ГК РФ). Поэтому стараясь избежать такой неопределенности, которая часто приводит к значительному понижению суммы компенсации (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014), правообладатели, как правило, выставляют к нарушителю требования в виде двукратной стоимости контрафактных экземпляров произведения. Размер компенсации в этом случае определяется исходя из конкретных данных о тираже и цене контрафактного произведения.

Однако взыскать такую компенсацию в полном размере правообладатель может не всегда. Например, это касается случаев, когда речь идет о сборнике, в котором часть произведений принадлежит заинтересованному лицу, а часть – нет. Так, рассматривая один из споров о взыскании компенсации за незаконное распространение произведений, являющихся частью сборника, суд указал, что компенсация в любом случае должна быть не средством заработка, а должным удовлетворением требований и интересов правообладателя. В связи с этим сумма требований была уменьшена и рассчитана судом исходя из двукратной стоимости страниц спорных произведений от общего числа страниц книги, умноженной на количество экземпляров издания, по формуле E = 2*(x/y)*z*t, где E – это размер компенсации, х – цена за сборник, у – количество страниц в сборнике, z – количество страниц спорных произведений, t – тираж (Определение ВАС РФ от 23 августа 2012 г. по делу № ВАС-6782/12).

С похожей проблемой может столкнуться правообладатель, требующий выплатить компенсацию за незаконное использование персонажей произведения. Авторские права в соответствии с законом действительно могут распространяться не только на само произведение, но и на его часть, в том числе – на персонаж (п. 7 ст. 1259 ГК РФ). Если нарушитель исключительных прав использовал одного персонажа, суды расценивают это как самостоятельное правонарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 г. № 15АП-2963/15). Трудности могут возникнуть, если речь идет о нескольких персонажах одного произведения.

Правообладатели нередко требуют с нарушителя компенсацию за каждый персонаж. Однако, рассматривая подобные споры, суды, как правило, указывают на то, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является все-таки нарушением исключительного права на само произведение, а следовательно, это не несколько правонарушений, а одно (постановление СИП от 16 апреля 2014 г. № С01-260/2014 по делу № А45-12103/2013). В таком случае размер заявленной истцом компенсации может быть рассчитан исходя из количества произведений, персонажи из которых были незаконно использованы ответчиком, а не из количества самих персонажей.

Однако недавно ВС РФ высказал свою позицию относительно возмещения убытков за незаконное использование персонажей одного произведения. По мнению Суда, при рассмотрении дел такого рода следует установить наличие признаков, позволяющих считать действующих героев произведения персонажами, которые по своему характеру могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда, что может повлечь за собой взыскание компенсации за каждый факт такого нарушения (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013).

Руководитель юридического отдела издательства «Эксмо» Максим Рябыко убежден: «Какой бы способ компенсации правообладатель ни выбрал, он должен быть соразмерен нарушению. Не стоит переоценивать свой бренд. В вопросах защиты интеллектуальной собственности в судебном порядке соразмерная компенсация – это один из принципов, на которых должна быть основана позиция сторон».

Стоит также отметить, что, несмотря на удобный способ расчета компенсации в виде двойной стоимости контрафакта, не все эксперты одобряют ее существование.

Анатолий Семёнов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности :

» Сам принцип расчета убытков, основанный на арифметическом удвоении стоимости контрафактных товаров, является порочным с точки зрения общих подходов гражданско-правовой ответственности, поскольку превращает суд в калькулятор, а взыскиваемую компенсацию – в частный карательный штраф. К тому же еще и рассчитанный на основе стоимости товара, в котором ввиду его контрафактности в принципе не может быть даже намека для обоснования стоимости предъявленного к защите исключительного права «.

Объем прав лицензиата и автора

По общему правилу лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, может защищать свои права такими же способами, что и автор (ст. 1254 ГК РФ). Однако судебная практика позволяет сделать вывод, что при определенных обстоятельствах лицензиат может располагать большим объемом прав при защите своих интересов.

Лицензионный договор – договор, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на произведение (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого произведения в предусмотренных договором пределах (ст. 1235 ГК РФ).

Исключительная лицензия – предоставление лицензиату права использовать произведение без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Неисключительная лицензия – предоставление лицензиату права использования произведения с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Проиллюстрировать это поможет следующий спор (решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. по делу № А40-93293/2013, постановление СИП от 23 июля 2014 г. № С01-618/2014).

Издательство 1 заключило лицензионный договор (простая неисключительная лицензия) с автором, который в договоре гарантировал, что литературное произведение не обременено правами других лиц, в частности, другие лицензии на него не выдавались. Однако автор забыл или умолчал о том, что ранее на указанное произведение им была выдана исключительная лицензия другому издателю (Издательство 2). Поскольку в момент подписания лицензионного договора с Издательством 1 исключительные авторские права на спорные произведения принадлежали не автору, а Издательству 2 на основании авторских договоров, данная сделка является недействительной (ст. 168, подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ). Это стало основанием для обращения Издательства 2 в суд с иском о взыскании с Издательства 1 компенсации за нарушение исключительных прав в виде двойной стоимости контрафактных экземпляров (ст. 1301 ГК РФ).

Читайте так же:  Стоимость услуг риэлтора при продаже земельного участка

В этом случае ответчику было бы логично обратиться с регрессным требованием к автору, которым было нарушено обязательство (ст. 1081, п. 4 ст. 1250 ГК РФ). Однако к моменту возникновения спора он скончался.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О безвозмездном использовании произведений в Интернете (так называемых «свободных лицензиях») и о границах свободного использования результатов интеллектуальной деятельности узнайте из нашего материала «Интеллектуальная собственность по-новому».

Отстаивая свою позицию, ответчик утверждал, что при наличии лицензионного договора с автором у него не было оснований полагать, что, издавая спорные произведения, он нарушает чьи-либо права. Однако суды пришли к выводу: доводы Издательства 1 о том, что ответственность за нарушение авторских прав наступает только при наличии вины, противоречат нормам ГК РФ. Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 1250 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – Постановление № 5/29). Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника к такому обстоятельству не относится. Таким образом, по мнению судов, оснований для освобождения Издательства 1 от ответственности не было.

Вместе с тем Издательство 1 полагало, что заявленные истцом требования несоразмерно высоки. Сложность состояла в том, что в действующем законодательстве ничего не сказано о возможности уменьшить компенсацию, выраженную в двойной стоимости экземпляра. По общему правилу судьи могут определять причитающуюся сумму по своему усмотрению, только если речь идет о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. (п. 43.3 Постановления № 5/29).

[1]

Однако в обоснование своей позиции Издательство 1 ссылалось на мнение ВАС РФ, согласно которому даже при таком способе компенсации, как выплата двойной стоимости экземпляров, суд обязан исходить из принципов соразмерности и справедливости и не лишен права снизить размер требований (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12).

В результате суд встал на сторону Издательства 1, и размер компенсации был уменьшен.

В рассмотренном примере ответчик хоть и добился существенного снижения заявленных истцом требований, тем не менее понес ответственность за действия, в которых не было его вины.

Как подчеркивает Анатолий Семёнов, другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК РФ). В рассмотренном споре согласие автора было прямо выражено в договоре неисключительной лицензии и подтверждено в ходе судебного разбирательства. «В удовлетворении исковых требований исключительного лицензиата следовало отказать в виду отсутствия нарушения, поскольку данный спор касался лишь ненадлежащего исполнения правообладателем договора исключительной лицензии с истцом (п. 2 ст. 1237 ГК РФ). Надлежащим ответчиком в таком случае являлась бы наследница автора. Однако вместо этого мы имеем совершенно неправосудные судебные акты о снижении размера компенсации, взысканной с лица, действовавшего с согласия правообладателя», – заключает Анатолий Семёнов.

К тому же в этом примере, по мнению Максима Рябыко, очевидно наличие у лицензиата большего объема прав по сравнению с автором: «На мой взгляд, здесь закралось непонимание природы указанных правоотношений – презюмируется, что у лицензиата ровно столько прав, сколько есть у автора. Однако давайте представим, что автор пошел с похожим иском к одному издателю, ранее выдав исключительную лицензию другому издателю. В СИП или в коллегии по экономическим спорам ВС РФ ему будет отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку было бы налицо явное злоупотребление им своими правами».

Более того, Анатолий Семёнов считает, что в рассмотренном примере речь идет именно о ненадлежащем исполнении договора с лицензиатом, а не о нарушении исключительного права. Эксперт обращает внимание на то, что под последним понимается нарушение прав не лицензиата, а автора. Поэтому сама идея привлечения к ответственности автора или его наследника за нарушение исключительного права, пусть даже и в порядке регресса, в данном случае выглядит абсурдно ввиду совпадения должника и кредитора (ст. 413 ГК РФ).

Энциклопедия решений. Ответственность за нарушение лицензионного договора

Ответственность за нарушение лицензионного договора

Лицензионный договор является одним из видов гражданско-правовых договоров. К нему применяются общие положения гражданского законодательства об обязательствах и о договоре (ст.ст. 307 — 453 ГК РФ), поскольку иное не установлено нормами ГК РФ о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и не вытекает из содержания или характера исключительного права (п. 2 ст. 1233 ГК РФ).

Следовательно, лицензионный договор может предусматривать те же последствия неисполнения (ненадлежащего исполнения) предусмотренных им обязательств, которые при соблюдении требований законодательства допустимы для любого гражданско-правового договора: обязанность уплатить неустойку, право отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке при наличии определенных оснований и т.д. (п.п. 1, 2 ст. 310, ст. 330, п.п. 1, 2 ст. 450.1 ГК РФ).

Кроме того, раздел VII ГК РФ содержит ряд специальных норм, устанавливающих ответственность за нарушение условий лицензионного договора.

Пункт 4 ст. 1237 ГК РФ предоставляет лицензиару право в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора, если лицензиат допускает существенное нарушение своей обязанности по уплате лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждения за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (глава 70 ГК РФ) либо объектов смежных прав (глава 71 ГК РФ).

Определенные правовые последствия установлены для случаев нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Защита прав в этих случаях осуществляется путем предъявления требований:

— о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

— о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия;

— о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции фонограммы или аудиовизуального произведения (ст. 1245, п. 3 ст. 1263, ст. 1326 ГК РФ);

— об изъятии контрафактного материального носителя, в котором выражен результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

— о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права (п. 1 ст. 1252 ГК РФ в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ, вступившего в силу с 01.10.2014).

Читайте так же:  Процесс развода через загс без детей

Соответствующие требования могут быть предъявлены не только к лицу, которое использовало интеллектуальную собственность без заключения договора с правообладателем, но и к лицензиару, если он вышел за рамки тех способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые были предусмотрены лицензионным договором (п. 1 ст. 1235, п. 3 ст. 1237 ГК РФ).

В ряде случаев, предусмотренных ГК РФ, правообладатель, исключительное право которого нарушено, вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Помимо гражданско-правовой ответственности, нарушение прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в ряде случаев может повлечь административную или уголовную ответственность (ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях, ст.ст. 146, 147 Уголовного кодекса РФ).

Если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд при наличии вины такого юридического лица может принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если неоднократные или грубые нарушения исключительных прав допущены индивидуальным предпринимателем, при наличии его вины в таких нарушениях деятельность гражданина в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке (пп. 3 п. 3 ст. 61 ГК РФ в редакции Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ, вступившего в силу с 01.09.2014, ст. 1253 ГК РФ).

Нарушение лицензионного соглашения ответственность

Ключевые слова: ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР; ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; ЛИЦЕНЗИАР; ЛИЦЕНЗИАТ; РЕЗУЛЬТАТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ; LICENSE AGREEMENT; LIABILITY; LICENSOR; LICENSEE; RESULT OF INTELLECTUAL ACTIVITY.

Часть четвертая ГК РФ[1] на сегодняшний день не содержит самостоятельной системы норм, которая регулировала бы вопросы ответственности за нарушение обязательств в сфере интеллектуальной собственности. Она учитывает лишь отдельные случаи нарушения интеллектуальных прав и особенности применения мер ответственности за данные нарушения.

При этом, поднимая вопрос ответственности за нарушение условий лицензионного соглашения, сразу следует указать, что нормы части четвертой ГК РФ ограничиваются указанием на то, что к лицензионным договорам применяются общие положения об обязательствах (ст.ст.307-419 ГК РФ)[2] и о договоре (ст.ст.420-453 ГК РФ) в целом.

Применение общих норм об обязательствах включает в себя распространение в отношении лицензионного договора общих положений гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. Данная ответственность возникает только в том случае, если одним из контрагентов допущено нарушение согласованных условий договора.

Нормы гражданского законодательства Российской Федерации, которые регулируют отношения сторон по лицензионному соглашению, предоставляют возможность привлечения лицензиата к ответственности в случае нарушения им обязанности выплатить в уставленный договором срок вознаграждения за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В этом случае, согласно п.4 ст.1237 ГК РФ, лицензиар может отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, причиненных ему вследствие расторжения договора. Данное положение об ответственности за нарушение сроков выплаты вознаграждения (независимо от формы, в которой это вознаграждение должно выплачиваться – разовым платежом или паушальными, платежами частями в строго определенные периоды времени) подтверждается судебной практикой[3].

Специальный порядок защиты права лицензиара на получение вознаграждения предусмотрен лишь в случае нарушения авторских и смежных прав. Данное право на защиту не предоставлено лицензиару в тех случаях, когда идёт передача прав на использование иных объектов интеллектуальной собственности. При отсутствии специальных мер защиты применительно к остальным случаям следует руководствоваться общими правилами о возмещении убытков и возможности расторжения договора только в случае существенного нарушения другой стороной его условий. Как представляется, специальные нормы о расторжении договора о возмещении убытков следует распространить и на указанные случаи нарушения прав обладателя имущественного права на средство индивидуализации, объекты патентного права, поскольку это обеспечит единообразное правовое регулирование и – как следствие – формирование единообразной судебной практики.

К нарушениям условий лицензионного договора также следует отнести незаконное использование технических решений. Обычно за данное нарушение лицензиар требует возмещения убытков в виде упущенной выгоды. Это норма подтверждается судебной практикой. Так, в одном из Определений Верховного Суда РФ было отмечено, что, поскольку лицензиат без разрешения лицензиара использовал полезную модель с незаконным использованием технических решений, пользователь должен возместить правообладателю причиненные указанными действиями убытки в виде упущенной выгоды[4].

Ещё одним нарушением лицензионного договора можно назвать использование лицензиатом предоставленного права за пределами территории, установленной в договоре. В этом случае будет идти речь о нарушении условия, которое было согласовано сторонами по договору. Данное нарушение будет служить основанием для возникновения ответственности за нарушение договорного обязательства и применения общих положений о ненадлежащем исполнении обязательств, предусмотренных нормами, закрепленных в главе 25 ГК РФ, а именно обязанность возместить убытки (ст.393 ГК РФ) – как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, в размерах, которые будут доказаны потерпевшей стороной.

Также на случай нарушения соглашения в договоре может быть установлена неустойка, которую нарушитель будет обязан выплатить. При этом выплата неустойки может быть установлена и законом [5]. Положение о неустойке установлено в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, основанием для возникновения ответственности будет служить неисполнение требования о необходимости лицензиара в течение срока действия лицензионного договора воздержаться от действий, которые могут затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования интеллектуального объекта в пределах, установленных договором. В этом случае, как и в ранее отмеченных, применяются общие положения об ответственности за нарушение обязательств.

Согласно положению п.3 ст.1237 ГК РФ, использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, который не предусмотрен лицензионным договором, либо по прекращению действия такого договора или иным образом за пределами прав, которые предоставлены лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (далее – РИД или СИ), установленную Гражданским кодексом РФ, договором или иными нормативными правовыми актами. Внедоговорная ответственность сторон по данному договору находится за пределами так называемого договорного регулирования. Это означает, что в этом случае можно говорить об отдельных способах защиты интеллектуальных прав, а не об ответственности сторон за нарушение условий, установленных по договору.

Способы защиты интеллектуальных прав установлены в ст.ст.1250-1252 ГК РФ. По мнению О.А. Рузаковой, данные способы применяются при нарушении абсолютных прав обладателя исключительного права, а не относительных прав, которые возникают на основании договоров о распоряжении исключительного права. Стоит отметить, что при этом к внедоговорным нарушениям относятся также и те, которые совершены контрагентом по договору, который использует права на РИД или СИ за пределами установленными договором (например, при выпуске тиража книги за пределами установленного договором)[6].

Таким образом, отсюда можно сделать вывод, что использование лицензиатом РИД или СИ способами, которые не предусмотрены в лицензионном договоре, либо по прекращению такого договора, или иным образом за пределами прав, которые предоставлены лицензиату по договору, будет влечь внедоговорную ответственность за нарушение исключительного права на РИД или СИ. Меры ответственности за нарушение лицензионного договора, как правило, связаны с нарушениями договора со стороны лицензиата, так как именно на него возложен основной объем обязанностей по данному договору.

9. Ответственность сторон за нарушение договора об отчуждении исключительных прав.

В соответствии с п. 2 ст.1233 ГК к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным договорам подлежат применению положения части первой ГК РФ об обязательствах, о договорах, а также о сделках, в частности: об условиях действительности, о недействительности сделок и их последствиях, об исполнении обязательств, обеспечении исполнения обязательств, о перемене лиц в обязательстве, об ответственности за нарушение обязательств, о прекращении обязательств, понятии и условиях договора, порядке заключения, изменения и расторжения договора.

Читайте так же:  Как вести налоговые регистры для расчета ндфл

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Статья 393. Обязанность должника возместить убытки

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Статья 394. Убытки и неустойка

1. Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

Статья 420. Понятие договора

1. Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно ст. 1262 ГК РФ договоры об отчуждении исключительного права на зарегистрированные программу для ЭВМ или базу данных и переход исключительного права на такую программу или базу данных к другим лицам без договора подлежат государственной регистрации. Регистрацию договоров о предоставлении права на охраняемые программы для ЭВМ и базы данных осуществляет Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (см. Постановление Правительства РФ от 16 июня 2004 г. N 299 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам»).

Следует обратить внимание, что согласно п. 3 ст. 1233 ГК РФ договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности передается в полном объеме, считается лицензионным договором. Исключение составляет договор, заключаемый в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект.

10. Ответственность сторон за нарушение лицензионного договора.

Ответственность по лицензионному договору на использование произведений науки, литературы и искусства является одним из видов гражданско-правовой ответственности. Практически все цивилисты приходят к единому мнению о понятии гражданско-правовой ответственности как имущественной санкции за правонарушение, вызывающей неблагоприятные последствия для правонарушителя в виде лишения субъективных гражданских прав или возложения дополнительных гражданско-правовых обязанностей.

За нарушение исключительного права на объект авторских прав лицензиат несет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами или договором.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную Гражданским кодексом, другими законами или договором.

Неисполнение либо ненадлежащее исполнение лицензиатом обязательства по уплате вознаграждения является нарушением существенного условия возмездного договора.

Видео (кликните для воспроизведения).

прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков.

Однако если лицом, не исполнившим или ненадлежащим образом исполнившим обязательство, возникшее из лицензионного договора в сфере авторского права, является автор, его ответственность, относящаяся к возмещению убытков, а в некоторых случаях и неустойки, является ограниченной; она ограничена пределами.

Ответственность за нарушение условий лицензионного договора

Действовавшее ранее законодательство слабо регулировало институт ответственности в лицензионных правоотношениях. Патентный закон содержал лишь одну статью, посвященную ответственности, — ст. 32 «Ответственность за нарушение Патентного закона». Она гласит: «За нарушение Патентного закона наступает гражданско-правовая, административная или уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Таким образом, в сфере промышленной собственности институт ответственности в основном регулировался общими положениями и нормами ГК, связанными с договорной ответственностью и из причинения вреда, а также КоАП и УК РФ.

Что касается ответственности за нарушение лицензионных договоров на товарные знаки, то Закон о товарных знаках в ст. 46 устанавливал общие положения об ответственности за незаконное использование товарного знака.

Согласно указанной статье использование товарного знака или сходного с товарным знаком обозначения, соответствующее положениям п. 2 ст. 4 Закона, влечет за собой гражданскую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Ныне действующее гражданское законодательство (часть четвертая ГК РФ) более подробно регулирует ответственность в лицензионных правоотношениях.

Использование объекта лицензионного договора способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо после окончания срока лицензии, либо иным образом за пределами предоставленных лицензиату прав влечет ответственность за нарушение исключительного права на объект промышленной собственности или на средство индивидуализации, установленную законодательством (п. 3 ст. 1237 ГК РФ).

Пункт 4 ст. 1238 ГК РФ устанавливает, что ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное.

Также ГК РФ определяет ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушение исключительных прав вплоть до прекращения деятельности юридического лица/индивидуального предпринимателя по решению суда (ст. 1253 ГК РФ).

Гражданский кодекс (ст. 1290 ГК РФ) содержит нормы, регулирующие ответственность по авторским лицензионным соглашениям. Согласно п. 1 данной статьи ответственность автора по лицензионному договору ограничена суммой реального ущерба, причиненного другой стороне, если договором не предусмотрен меньший размер ответственности автора.


В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

— в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;

— в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения (ст. 1301 ГК РФ).

Аналогичные меры ответственности за нарушение исключительного права на объект смежных прав предусмотрены в ст. 1311 ГК РФ.

Нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно разгласило или использовало секретные сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с лицензионном договором, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена договором (ст. 1472 ГК РФ).

Статья 1515 ГК РФ также предусматривает ответственность за незаконное использование товарного знака.

Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок. Товары же, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно были размещены товарный знак или сходное с ним обозначение, являются контрафактными.

КоАП РФ предусматривает административную ответственность за следующие правонарушения в сфере интеллектуальной собственности:

— ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода либо экземпляров произведений или фонограмм с указанием ложной информации об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода (п. 1 ст. 7.12 КоАП РФ);

— незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству (п. 2 ст. 7.12 КоАП РФ);

— незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров (ст. 14.10).

Читайте так же:  Как легализовать перепланировку квартиры

Правонарушения, предусмотренные ст. 7.12 КоАП РФ, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2000 рублей с конфискацией; на должностных лиц — от 10 тысяч до 20 тысяч рублей с конфискацией; на юридических лиц — от 30 тысяч до 40 тысяч рублей с конфискацией.

Уголовно наказуемыми признаются следующие противоправные деяния:

1) нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ);

2) нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ);

3) незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ).

К нарушениям авторских и смежных прав относят:

— присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю;

— незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в крупном размере;

— указанные деяния, если они совершены: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения.

Плагиат наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев.

Незаконное использование наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Последний вид деяний наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

Нарушения изобретательских и патентных прав наказываются штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до 2 лет. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 5 лет.

Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет. Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в РФ товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, — штраф в размере до 120 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года.

Совершение указанных деяний группой лиц по предварительному сговору или организованной группой карается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

Таким образом, административная и уголовная ответственность предусмотрены только за незаконное использование объекта промышленной собственности, объекта авторских и смежных прав и товарного знака. За неправомерное пользование другими объектами интеллектуальной собственности (селекционное достижение, топология интегральной микросхемы, секрет производства) ни КоАП РФ, ни УК РФ ответственности не устанавливают.

Несмотря на существенные изменения в российском законодательстве по защите интеллектуальной собственности, произошедшие в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса РФ, отечественное «интеллектуальное» право менее развито, чем западноевропейские и североамериканские аналоги, и требует дальнейшей проработки и развития. В противном случае интеллектуальная собственность рискует так и остаться одним из самых не защищенных у нас видов собственности.[14]

Административная ответственность за нарушение условий лицензирования

Мельничук Григорий Владимирович

Адвокат Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов, аспирант РУДН, преподаватель этого университета. Специалист по предпринимательскому и административному праву.

Родился 1 апреля 1977 г. Окончил РУДН в 2000 г. С 1995 по 2002 гг. — юрист банка, начальник юридического отдела финансовой компании, адвокат.

Автор ряда публикаций в журналах «Законодательство», «Юрист», газете «Юрист».

До принятия КоАП РФ не было общей нормы об административной ответственности за деятельность без лицензии. В разное время в КоАП РСФСР и ряде законов были введены нормы об отдельных составах административных правонарушений. В частности, в КоАП РСФСР это положения ст. 139.6 (осуществление деятельности в области связи без лицензии), 157.3 (осуществление подлежащей лицензированию деятельности на транспорте без специального разрешения (лицензии), нарушение условий, предусмотренных в лицензии), 170 (нарушение обязательных требований государственных стандартов, правил обязательной сертификации, нарушение требований нормативных документов по обеспечению единства измерений).

Кроме того, нормы о санкциях содержались в ст. 2 и 6 Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 143-ФЗ «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», п. 3 ст. 24 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в РФ», ч. 1 ст. 2 Закона РФ от 17 декабря 1992 г. N 4121-1 «Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства», ч. 3 ст. 36 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле», ст. 13 Федерального закона N 395-1 от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности».

Анализ санкций, предусмотренных указанными нормами, позволяет предположить, что при их принятии у законодателя отсутствовал системный подход.

[3]

Деятельность по промышленному производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, осуществляемая без соответствующей лицензии, влекла наложение штрафа в размере от 500 до 1000 МРОТ с конфискацией предмета правонарушения (ст. 2 Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 143-ФЗ «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (утратил силу)); осуществление деятельности в области связи без лицензии влекло наложение штрафа в размере от 35 до 70 МРОТ (ст. 139.6 КоАП РСФСР); проведение биржевых торгов без лицензии или в случае аннулирования или приостановки ее действия — в размере 100 тыс. рублей (Закон РФ «О товарных биржах и биржевой торговле»).

Размер санкции за деятельность без лицензии в сфере банковских услуг связан с размером суммы, полученной в результате осуществления данных операций, и в общей сложности составляет трехкратный ее эквивалент (ст. 13 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»). Совершенно непоследовательными были ограничения по субъекту административного правонарушения: согласно ст. 157.3 и 170 КоАП РСФСР в качестве субъекта административной ответственности могли выступать только граждане или должностные лица.

Однако количество административных составов, предусматривающих применение санкции за деятельность с нарушением лицензионных условий, было еще меньше. Так, существовали следующие административные составы:

в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (штраф в размере от 300 до 500 МРОТ с конфискацией предмета правонарушения или без таковой);

Читайте так же:  Наследство менее трех лет риски

в области связи (санкция идентична действиям без лицензии).

Таким образом, наряду с отсутствием общей административной ответственности за действие без лицензии до принятия КоАП РФ размер санкций, субъекты ответственности и другие элементы состава правонарушения явно не отражали какой-либо государственной политики.

Отношения в сфере применения санкций за нарушение Закона о контрольно-кассовых машинах и лицензионный контроль — юридически сходные. В пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 августа 1999 г. N 10 «О некоторых вопросах практики применения Закона РФ «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» было разъяснено, что поскольку Закон не регламентирует порядка осуществления производства по делам о нарушениях правил применения контрольно-кассовых машин, то арбитражным судам при рассмотрении споров, связанных с применением штрафных санкций, следовало руководствоваться содержащимися в КоАП РСФСР нормами о сроках наложения взыскания (ст. 38) и сроках давности исполнения постановлений о наложении административных взысканий (ст. 282) . При этом необходимо исходить из того, что в срок, установленный ст. 38 КоАП РСФСР, налоговым органом должно быть вынесено решение о наложении взыскания, а в срок, определенный ст. 282 КоАП РСФСР, должно быть предъявлено в установленном порядке (в том числе и судебном) требование о взыскании соответствующих санкций .

Вестник ВАС РФ. 1999. N 9. С. 13.
Панова И. Реформа административного производства назрела // Российская юстиция. 2000. N 1. С. 47.

Вступивший в силу с 1 июля 2002 г. КоАП РФ вводит большое количество новаций в области лицензирования.

Статьей 4.5 КоАП РФ установлен двухмесячный срок для вынесения постановления об административном правонарушении. Исключение — годичный срок вынесения постановления об административном правонарушении — в области лицензирования применяется в отношении административных составов, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 8.40 КоАП РФ.

Новый Кодекс содержит четыре общих состава административных правонарушений в области лицензирования:

осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, если такая лицензия обязательна (ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ);

осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных лицензией (ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ);

осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) (ч. 1 ст. 19.20 КоАП РФ);

осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с нарушением требований или условий специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) (ч. 1 ст. 19.20 КоАП РФ), и ряд специальных административных составов.

К специальным составам (за исключением составов административных правонарушений в области деятельности, связанной с использованием природных ресурсов, валютных операций, внешнеторговой и таможенной деятельности, регистрации оружия) относятся следующие:

Предусмотрена еще одна ситуация, наличие лицензии при которой выступает в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения, — незаконное ношение форменной одежды со знаками различия, с символикой государственных военизированных организаций, правоохранительных или контролирующих органов лицом, имеющим специальное разрешение (лицензию) на осуществление частной детективной или охранной деятельности, в связи с осуществлением этой деятельности (ч. 2 ст. 17.12 КоАП РФ).

В качестве наказаний применяется наложение административного штрафа в размере от 3 до 1000 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.

Анализ норм о правонарушениях в области лицензирования приводит к следующим выводам.

Общие нормы ч. 2 и 3 ст. 14.1 КоАП РФ выдержаны достаточно последовательно и рассчитаны на применение к широкому кругу правонарушений с разными составами. В этой связи появление специальных норм может преследовать цель изменения размера санкции в связи с особенностями некоторых составов.

Краткий обзор специальных норм, их диспозиций и санкций говорит о крайней непоследовательности разработчиков закона.

  1. Административные составы, определяющие ответственность за действия, имеющие большую общественную опасность, предусматривают необоснованно низкий размер санкции (ч. 1 ст. 6.2, ч. 1 и 2 ст. 8.40, ст. 13.3, ч. 1 ст. 13.12, ч. 1 ст. 13.13, ч. 3 ст. 20.16 КоАП РФ).

Так, нормой ч. 1 ст. 6.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность в виде административного штрафа в размере от 20 до 25 МРОТ за занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности. В то же время общая норма ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ (осуществление предпринимательской деятельности без лицензии) за аналогичные действия предусматривает наложение административного штрафа на граждан в размере от 20 до 25 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на должностных лиц — от 40 до 50 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц — от 400 до 500 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.

  1. Санкции за другие правонарушения чрезмерно завышены и не соразмерны характеру правонарушения (ч. 4 ст. 14.17 КоАП РФ).

Согласно ч. 4 ст. 14.17 КоАП РФ нарушение условий, предусмотренных лицензией на промышленное производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, влечет обязательное применение дополнительной санкции — конфискации изготовленной продукции, орудий производства (оборудования), сырья, полуфабрикатов и иных предметов, использованных для производства этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, вне зависимости от того, насколько существенным было нарушение.

  1. В ряде составов не дифференцированы санкции в зависимости от характера правонарушения (ч. 4 ст. 14.17, ст. 18.13 КоАП РФ).

В части 4 ст. 14.17 и ст. 18.13 КоАП РФ диспозиция норм предусматривает как деятельность без лицензии, так и с нарушением ее условий. В то же время законодатель не указал, в каком размере должно применяться наказание в случае деятельности без лицензии и с нарушением ее условий.

Наряду с типичными составами административных правонарушений, предусматривающими ответственность за деятельность без лицензии или с нарушением ее условий, КоАП РФ ввел норму об ответственности должностных лиц, осуществляющих выдачу физическим лицам лицензий на право занятия частной практикой, за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде (ч. 2 ст. 15.6 КоАП РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Завершая обзор материальных норм КоАП РФ, предусматривающих ответственность в области лицензирования, необходимо отметить, что не все они включены в КоАП РФ. Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях» «забыл» отменить ч. 3 ст. 36 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле» и ст. 13 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», предусматривающие отдельные меры ответственности за деятельность без лицензии. При этом правоприменителю оставлен простор для толкования: считать эти нормы недействующими (согласно ст. 1.1 КоАП РФ федеральное законодательство об административных правонарушениях состоит только из КоАП РФ) или не считать меры ответственности, предусмотренные данными законами, административными.

Источники


  1. Кузин, Ф.А. Делайте бизнес красиво; М.: Инфра-М, 2012. — 286 c.

  2. Султанова, А. Н. Организация юридической службы на предприятии / А.Н. Султанова. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2013. — 320 c.

  3. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Новый Юрист, 1998. — 624 c.
  4. Ефименко, Е. Н. Корпоративные конфликты (споры). Учебно-практическое пособие / Е.Н. Ефименко, В.А. Лаптев. — М.: Проспект, 2015. — 240 c.
  5. Харин, Г. М. Краткий курс судебной медицины / Г.М. Харин. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 304 c.
Нарушение лицензионного соглашения ответственность
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here