Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Важная информация на тему: "Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе" понятным для непрофессионалов языком. Если нужно уточнить нюансы, то вы всегда можете обратиться к дежурному юристу.

При каких условиях диктофонная запись признается допустимым доказательством по делу?

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Во многих ситуациях диктофонная запись является чуть ли не единственной возможностью доказать факт оскорбительных высказываний, унижающего обращения или вымогательства денег. Особенно сложно собрать доказательства, если события происходят во время приватного общения родителя и педагога или на уроке, где единственные свидетели это маленькие дети.

До настоящего времени существовала неоднозначная судебная практика в отношении признания тайной диктофонной записи в качестве допустимого доказательства. По умолчанию тайная запись разговоров является посягательством на неприкосновенность частной жизни. Несанкционированная запись частных разговоров считалась недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

В декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы.

Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами. Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Однако тайно записать собственный разговор, который непосредственно затрагивает права и интересы, по мнению Верховного суда РФ, является возможным. Если запись приватного разговора может служить доказательством противоправных действий, либо ели разговор ведется с лицом, которое исполняет служебные обязанности или в общественном месте, отсулки к защите частной жизни можно оспорить. Частная жизнь по определению Конституционного суда это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер».

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям

Истец должен подать ходатайство в письменном виде о приобщении диктофонной записи к делу. При этом важно указать, как этого требует статья 77 ГПК РФ, «когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись». В ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

  • кто производил аудиозапись,
  • кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,
  • день, точное время записи,
  • местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),
  • наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),
  • формат, в котором производилась запись,
  • какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)
  • сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Важно подчеркнуть, что запись разговора произведена в целях самозащиты своих прав, на основании ст.12 ГК РФ. Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью.

Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку. Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Что говорит закон о допустимости диктофонной записи в качестве доказательства

«Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами» (статья 60 ГПК РФ)

Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ).

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств» (статья 75 УПК РФ)

Как интерпретировал Верховный суд использование в качестве доказательства тайной диктофонной записи

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том
числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Ш., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.
Читайте так же:  Налоговые приставы узнать задолженность по фамилии

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

[3]

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Читайте так же:  Ответственность за ношение кастета

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

Видео (кликните для воспроизведения).

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Кинопоказ в суде: когда видеозапись является доказательством

На первый взгляд может показаться, что бесспорное отнесение законом видеозаписи к источникам, содержащим сведения по делу, позволит участникам судебного процесса, опираясь на сделанную запись, безусловно отстоять свою позицию. Однако такой подход не вполне справедлив. Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ. Таким образом, произвести видеозапись того или иного события и отнести отснятый материал в суд – это только полдела. Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи. Рассмотрим, в каких рамках должен действовать гражданин, собирая видеодоказательства.

Читайте так же:  Порядок вступления в наследство на квартиру

Все средства хороши?

Конституция РФ гарантирует гражданам России право «искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», а также право на судебную защиту прав и свобод (ч. 4 ст. 29, ст. 46 Конституции РФ). При этом под информацией понимаются сведения (сообщения) независимо от формы их представления (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон № 149-ФЗ). Кроме того, согласно п. 2 ст. 45 Конституции РФ, граждане вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно гражданское законодательство допускает самозащиту гражданских прав (абз. 8 ст. 12 ГК РФ). В то же время право на самостоятельную защиту прав не абсолютно. «Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения», – говорит закон (абз. 2 ст. 14 ГК РФ). Между тем ГК РФ не ограничивает круг возможных действий гражданина, при помощи которых он может защитить принадлежащие ему права. Так, в качестве одной из форм самозащиты может выступать и видеосъемка, как способ доказывания факта нарушения права. При этом значение будет иметь лишь отсутствие несоразмерного вреда, причиненного нарушителю съемкой, и наличие оснований для применения данного способа защиты прав – нарушение принадлежащего гражданину права (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2014 г. № С01-942/2014 по делу № А41-37813/2013).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов (Филиал № 91 МОКА), к. ю. н.:

«Режим видеозаписи как средства доказывания различен в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессах. От этого напрямую зависит порядок их представления, исследования, оценки, хранения и возврата сторонам. В целом различия заключаются в разном подходе к природе видеодоказательств. К примеру, в ст. 89 АПК РФ они обозначены как «иные документы и материалы», в ст. 84 УПК РФ – как «материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи», что юристами трактуется как их отнесение к письменным или вещественным доказательствам. Однако наиболее ценный и перспективный подход, на мой взгляд, реализован в ГПК РФ и КАС РФ, где аудио- и видеозаписи имеют собственный правовой регламент. Такой подход позволил создать достаточно прозрачный и понятный механизм вовлечения таких записей в процесс в качестве доказательств. УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ в этом смысле следует признать «отстающими», так как, по сути, самостоятельного регламента этого вида доказательств они не содержат».

Слово за экспертом

Если обстоятельства не позволяют оперативно передать видеозапись для проведения экспертизы, или непосредственно в суд, носитель с записью можно поместить на хранение в банковскую ячейку, впоследствии доступ к которой будет получен в соответствии с постановлением суда. Дата и время помещения записи на хранение будут зафиксированы сотрудниками банка.

Между тем вердикт специалиста зависит от множества факторов. По словам Георгия Черепенько, основными обстоятельствами, влияющими на выводы эксперта, которые впоследствии могут стать основой для признания видеоматериала судом подлинным, принято считать достаточность в представленных на экспертизу материалах. То есть продолжительность видеозаписи и ее качество и иные технические особенности должны позволить произвести исследование. Для максимального снижения вероятности неопределенного вывода, а также для того, чтобы заключение эксперта имело наиболее весомое обоснование рекомендуется представить всю имеющуюся по исследуемой видеозаписи информацию и проинформировать его об обстоятельствах дела. В некоторых случаях может потребоваться представить для исследования само устройство, на которое производилась видеозапись. Если же выполнить это требование невозможно, рекомендуется сообщить все имеющиеся сведения о его технических характеристиках. Кроме того, наличие необходимой технической базы также влияет на мнение специалиста. «При проведении таких исследований нередко требуется привлечение специалистов не связанных с криминалистикой: сотрудников киностудий, звуко- видеорежиссеров и т. д.», – добавляет эксперт-криминалист.

Георгий Черепенько, эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО «Судебный эксперт»:

«Нередко выводы эксперта об отсутствии признаков монтажа в исследуемых видеозаписях носят вероятностный характер. То есть эксперт не в состоянии однозначно ответить на вопрос о подлинности представленных ему на исследование видеоматериалов. Обычно это объясняется техническими особенностями исследования видеоматериалов, а также большим количеством способов и методов их фальсификации. В таких случаях эксперт не в состоянии ответить на поставленный вопрос и вынужден признать влияние на результаты исследования «неизвестного науке фактора.

[1]

Если эксперт все же затруднился дать однозначный ответ, можно ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной экспертизы. Необходимость проведения именно дополнительной экспертизы продиктована тем, что, согласно требованиям закона повторная экспертиза проводится по тем же материалам, что и первичная, а этого недостаточно для более глубокого исследования (ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, п. 2 ст. 87 АПК РФ, ч. 2 ст. 207 УПК РФ, ч. 2 ст. 83 КАС РФ). При проведении дополнительной экспертизы можно представить иные материалы в дополнение к имеющимся. Например, можно представить эксперту техническое устройство, на которое была произведена (или предположительно на которое была произведена) исследуемая видеозапись. Нередко наличие устройства записи становится важным обстоятельством для однозначного вывода эксперта».

Для повышения вероятности признания судом записи подлинной важно, чтобы она попала в руки специалиста как можно раньше, то есть период времени, в течение которого видеозапись находится у заинтересованного лица, был как можно более коротким. Как пояснил Георгий Черепенько, это требование объясняется современными возможностями злоумышленников выполнить высококачественный монтаж. «Технически невозможно в течение одного или двух дней качественно смонтировать 20-минутную видеозапись с частотой кадра в 25 кадров в секунду, однако это становится возможным за больший отрезок времени, например за месяц», – объясняет эксперт. Так, самым распространенным видом модификации видеозаписей является «вырезание» отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда. Между тем некоторые современные средства видеофиксации позволяют встроить в метаданные видеозаписи электронную подпись, и это существенно повышает вероятность легализации самой видеозаписи судом, добавляет эксперт.

Читайте так же:  Новые правила налога на имущество физических лиц

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы «Яковлев и Партнеры», доцент МГЮУ имени О.Е. Кутафина, к. ю. н.:

«Чаще всего суд отклоняет видеодоказательства из-за плохого качества видеозаписи, поскольку невозможно установить лица и предметы, изображенные на них. Если суд отклонил видеозапись, следует привлечь эксперта к ее исследованию. По результатам экспертизы специалист сделает заключение, которое суд уже не сможет игнорировать. Однако не стоит думать, что привлечение эксперта – это панацея. Здесь все зависит от квалификации эксперта и учреждения, на базе которого проводится экспертиза. Например, в одном достаточно резонансном деле видеозапись, которая была цветной, экспертом признана черно-белой. Результатом этого стало признание судом видеозаписи «недопустимым доказательством», и, по мнению специалистов, невиновный человек был осужден».

С готовой записью в суд

Доступность фото- и видеотехники для обычных граждан в последние годы возросла скачкообразно – сейчас довольно сложно найти человека, который не владел бы тем или иным записывающим устройством. Если еще в прошлом десятилетии случаи использования видеодоказательств в суде были единичными, то теперь ситуация в корне переменилась. Так, сейчас редкое дело о нарушении ПДД рассматривается без исследования видеозаписи, сделанной как сотрудником ГИБДД или стационарной камерой видеонаблюдения, так и самим нарушителем, либо другими участниками дорожного движения. Это же относится и к гражданским делам о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП.

В то же время ряд экспертов отмечает невысокую приспособленность процессуального законодательства для эффективного использования видеозаписей как судебных доказательств, в частности, по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В этом они видят, помимо прочего, и поле для злоупотреблений. Так, по мнению Всеволода Аргунова, последние поправки в КоАП РФ по сути не вносят ничего нового в правовой режим видеозаписей по делам об административных правонарушениях. «Отсутствие в КоАП РФ специального регламента собирания, предъявления и оценки видеозаписей, как и в уголовном процессе, отдает вопросы их процессуального вовлечения и использования в суде полностью на усмотрение конкретного судьи, что нельзя признать оптимальным. Поэтому оба эти кодекса требуют серьезной доработки по модели ГПК РФ и КАС РФ, где в отношении таких доказательств закреплен хотя бы минимальный набор объективных требований, которые понятны и необходимы не только участникам процесса но и суду», – полагает эксперт.

Тем не менее анализ законодательства и судебной практики говорит, что видеозапись все же является достаточно эффективной формой самозащиты прав и при правильном закреплении видеодоказательств, они признаются судом допустимыми, относимыми и достоверными.

Является ли аудиозапись доказательством в суде

В Российском законодательстве был принят закон о том, что все аудиофайлы могут выступать прямым доказательством в судебном разбирательстве. Это правило касается в основном дел, которые носят административный характер. Если говорить о том, является ли аудиозапись доказательством в суде по гражданскому делу, то здесь решение принимает сам судья. Это предусмотрено законами ГПК РФ, и отображено в статьях 55, 59 и 60. Все же существуют некоторые правила, которые придется соблюдать, чтобы данное доказательство было принято на заседании.

Звукозапись. Как доказательство в гражданском процессе

Чтобы разобраться в вопросе, является ли аудиозапись доказательством в суде по гражданскому делу, следует обратиться к законодательству страны. Для начала стоит отметить статью 55 ГПК России. В ней указано, что факты по делу могут быть получены из письменных источников, а также из объяснений третьих лиц и сторон процесса. Кроме того, в качестве доказательства используется аудио и видеозапись. Получается, что такая звукозапись может быть принята во внимание в суде общей юрисдикции.

Также в статье 64 АПК России прописан тот факт, что в качестве фактов по делу могут приниматься письменные и вещественные бумаги, а также объяснение участвующих в процессе лиц. В этот список входят экспертизы от экспертов, консультации специалистов, видеозаписи и аудио материалы. Получается, что данное средство может применяться в арбитражном суде.

Аудиозапись, как доказательство в гражданском деле

Но как показывает практика, аудиозапись в судебном заседании по уголовному делу предоставляется в редких случаях. Даже если такой факт будет предложен, приобщить разговор к документации соглашается не каждый судья. В некоторых случаях такие записи могут считаться недопустимыми, или же полученными ненадлежащим образом, что нарушает закон. Сегодня использование такого вида доказательства не является распространенным.

Обратите внимание! Часто граждане задаются вопросом, можно ли в суде использовать диктофонную запись. Согласно по закону, каждый гражданин имеет право записывать судебный процесс.

Является ли скрытая запись недопустимым доказательством

Рассмотрев статью 50 Конституции России можно увидеть, что там есть информация о том, что применять доказательства, полученные с нарушением закона, строго запрещено на любом судебном процессе. Опираясь на эти выдержки из закона, многие участники процесса пытаются исключить звукозапись из числа документов, доказывающих вину или невиновность. Чаще всего это удается осуществить, если сторона решила не расшифровывать запись, что требуется по закону.

Диктофонная запись должна производиться только на кассету, информация на цифровом носителе или диске не принимается во внимание. Это также увеличивает список, почему судья может отказать в принятии во внимание разговора, записанного на носитель. Но стороны дела могут избежать такой проблемы, если будет проведена расшифровка аудиозаписи для суда, а также судье будут представлены доказательства подлинности разговора. Встречаются случаи, когда аудиозапись не доказывает вину подсудимого, это возможно не только при подтверждении подлинности пленки.

Позиция ВС РФ

Верховный суд одобрил решение первой инстанции и в своем определении упомянул, что ГПК РФ в части 1 статье 55 разрешает использовать запись в качестве самостоятельной защиты в судебном процессе. При этом гражданин, который просит о приобщении материала к делу, должен лишь сказать о том, в какое время, при каких обстоятельствах, кем и где был записан этот разговор. Это правило также прописано в гражданско-процессуальном кодексе в статье 77.

Читайте так же:  Принудительная психиатрическая помощь в настоящее время

Обратите внимание! Если одна из сторон предоставила запись разговора (например, телефонного), а вторая сторона этого не отрицала, то данный материал приобщается к делу в качестве доказательства.

Как приобщить к материалам гражданского дела

Чтобы приобщить аудиозапись в суде к судебному разбирательству, необходимо подать ходатайство для прикрепления звукозаписи к делу. Есть несколько вариантов подачи заявления и если судья примет во внимание разговор на диктофоне, то это может решить спор:

  • до начала судебного процесса. В этом случае гражданин должен написать просьбу, явиться в канцелярию суда и отдать свое заявление, на котором проставляется дата принятия ходатайства, подпись работника, который принял заявление, а также штамп;
  • в процессе разбирательства. В начале заседания судья предоставляет каждой стороне возможность доказать свою невиновность другими документами, которые не были предоставлены ранее;
  • заказное письмо. Ходатайство пишется от руки, а после этого отправляется в канцелярию суда, где будет проходит процесс по делу.

Правильный документ дает возможность приобщить запись сразу. При этом граждане могут использовать только оригинал записи. Для тех граждан, которые хотят выяснить, можно ли записывать судебное заседание на диктофон, в законодательстве также есть ответ. Некоторое время назад был принят закон о том, что каждый участник дела может вести запись, и судья не может этого запретить.

Ходатайство о приобщении записи к делу, образец

Ходатайство о приобщении аудиозаписи к материалам гражданского дела должно быть написано по подготовленному образцу. До начала судебного разбирательства гражданин может написать такую просьбу в следственные органы, чтобы те приняли запись во внимание. Когда процесс уже начался, следует написать обращение с просьбой в канцелярию суда. Важно к ходатайству приложить заключение специалиста, который проводил расшифровку представленной фонограммы.

В таком случае следственным органам и судье не придется тратить время, чтобы установить подлинность записи, а также уточнять, относится ли такая звукозапись к делу, и может ли она повлиять на решение. Как показывает судебная практика, если одна из сторон предоставит запись с подготовленной расшифровкой, а также заключением от специалиста, то она будет принята к материалам дела.

Ходатайство о приобщении записи к делу

Экспертиза аудиозаписи для суда

Чтобы судья принял во внимание запись на носителе, она должна пройти специальную экспертизу. Диагностика необходима для того, чтобы:

  • установить исправность оборудования, на которую была произведена запись, а также есть ли вообще возможность произвести запись разговора качественно;
  • определение обстановки во время записи, а также звуковой среды (например, можно установить где располагаются объекты, и как далеко от них расположен микрофон);
  • устанавливается количество лиц, которые участвуют в представленном разговоре, а также описывается последовательность реплик (записанная речь может быть расшифрована в виде стенограммы);
  • определение возраста и пола граждан, участвующих в разговоре, а также их психического состояния и диалекта;
  • специалист подтверждает подлинность записи, в фонограмме не должно присутствовать вставленных частей (при предоставлении копии, устанавливается, какая она по счету);
  • проводится зачистка от внешних шумов, которые никак не влияют на ход разговора, а также не предоставляют никакой важности для следствия (помогает повысить четкость текста, произносимого лицами на записи);
  • составляется стенограмма, в которой дословно прописывается речь каждого участника, это делается вне зависимости от качества аудио.

Важно! Если специалист обнаружит монтаж или подделку записи, то такое доказательство не будет принято к рассмотрению в деле.

Суд отказывается принять запись разговора

Встречаются случаи, когда судья отказывает в ходатайстве о приобщении к делу звукозаписи. Сделать это возможно только на основании статьи 69 ГПК РФ, при этом судья обязан обосновать свои доводы по этому вопросу. В этой статье прописаны правила, при которых суд имеет право не принять запись к делу, если она является недопустимой. Это возможно в том случае, если аудио было получено незаконным путем, были обнаружены факты нарушения прав какой-либо стороны или же записанный разговор подделан.

Разбирательство в суде

Когда же судья обосновывает свой отказ тем, что нет возможности идентифицировать голоса лиц, которые участвуют в разговоре, стороны имеют право подать ходатайство, чтобы провести экспертизу. Такой метод позволяет исключить монтаж пленки, а дополнительно идентифицировать голоса. Если в заключении будет написано, что на пленке записан голос ответчика или истца, а также запись является подлинной, то отказать в ее принятии судья не имеет права по закону.

[2]

Видео (кликните для воспроизведения).

Делая выводы по предоставленной информации, можно понять, что аудиозапись может выступать доказательством по закону, но существует ряд требований к звукозаписи. Перед тем как предоставить записанный разговор судье, следует обратиться к специалистам, чтобы подтвердить отсутствие монтажа, а также сделать расшифровку. Если одна из сторон предоставляет запись разговора, а вторая сторона не отрицает этого, то доказательство приобщается к делу.

Источники


  1. Данилов, Е.П. Жилищные споры: Комментарий законодательства. Адвокатская и судебная практика. Образцы исковых заявлений и жалоб. Справочные материалы / Е.П. Данилов. — М.: Право и Закон, 2016. — 352 c.

  2. Майринк, Густав Кабинет восковых фигур / Густав Майринк. — М.: Terra Incognita, 2015. — 304 c.

  3. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.
  4. CD-ROM. Теория государства и права. Учебник для вузов. — Москва: Высшая школа, 2014. — 991 c.
  5. Кабинет для девочки. Объемная аппликация. — М.: Проф-Пресс, 2014. — 10 c.
Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here